Портал "Свиноводство"


Пять лет эмбарго: к чему привел запрет на поставки в Россию продуктов
10.07.2019

Пять лет эмбарго: к чему привел запрет на поставки в Россию продуктов

Аналитики KPMG полагают, что повышение уровня продбезопасности дорого обошлось потребителям

Одним из результатов продэмбарго стал рост цен для потребителей, причем не только на попавшие под запрет продукты. К такому выводу пришли аналитики KPMG. Минсельхоз оценивает итоги пятилетних контрсанкций как в целом позитивные

Почти пять лет назад, в августе 2014 года, президент Владимир Путин подписал указ, которым в ответ на санкции ограничил ввоз в Россию широкого перечня продуктов из стран ЕС и США. Под запрет тогда попали, в частности, поставки говядины, свинины, мяса птицы, рыбы, морепродуктов, молочных продуктов, сыра, овощей и фруктов. В 2015-м контрсанкции были расширены и распространились в том числе на Албанию, Лихтенштейн, Исландию и Черногорию, а с января 2016-го — на Украину. В этом году срок действия продэмбарго был в очередной раз продлен, теперь до конца 2020-го.

За пять лет в условиях санкций «сельское хозяйство сделало невероятный рывок, который трудно себе и представить было», оценивал результаты продэмбарго Путин на ежегодной пресс-конференции в конце декабря 2018 года.

По просьбе РБК итоги продэмбарго оценили аналитики консалтинговой компании KPMG. Шесть основных заключений — в обзоре РБК.

Выполнены ли цели доктрины продбезопасности

Продэмбарго должно было ускорить достижение показателей доктрины продовольственной безопасности, которая отражает, насколько население страны обеспечено отечественными продуктами (один из критериев оценки — удельный вес собственного продовольствия в общем объеме рынка).

Сейчас, ссылается KPMG на данные Росстата и Минсельхоза, Россия производит 99% необходимого ей зерна, 93% мяса и мясных продуктов и 95% сахара. По ним цели выполнены (плановые показатели доктрины — соответственно, 95, 85 и 90%). По молоку, соли, овощам и фруктам показатели пока не достигнуты, хотя обеспеченность по ним за пять лет выросла. По картофелю ситуация противоположная: в 2013 году Россия была обеспечена собственным картофелем на 97%, а в 2017–2018 годах этот показатель упал до 94%. Заявленный в доктрине целевой показатель — 95%.

Введение эмбарго совпало с девальвацией рубля, напоминают в KPMG. Благодаря этому российские продукты, которые до того не всегда могли конкурировать с импортными по цене и качеству, оказались защищенными от импорта экономическим барьером. По многим категориям отечественные продукты в новых условиях стали доступнее и заняли свою нишу на полках.

В Минсельхозе подтверждают: за последние годы Россия достигла целей продовольственной политики практически по всем ключевым направлениям — зерну, растительному маслу, сахару, мясу и мясопродуктам. В министерстве признают отставание от заявленных в доктрине значений по молоку, картофелю и соли. По первому есть рост производства: в 2019 году, по прогнозам Минсельхоза, он составит 1,6%, до 31,1 млн т. Если рост продолжится, показатели продбезопасности по молоку — 90% против нынешних 84% — в ближайшие 7–8 лет будут выполнены, полагает представитель ведомства. Учитывая, что Россия живет в едином экономическом пространстве с еще четырьмя странами (Белоруссия, Армения, Казахстан и Киргизия), уровень обеспеченности уже превысил 95%, указывает исполнительный директор Союзмолока Артем Белов.

Невыполнение показателей продбезопасности по картофелю в Минсельхозе называют незначительным — лишь 0,3 п.п. В 2019 году валовой сбор картофеля увеличится до 22,8 млн т, при сохранении объемов импорта на уровне прошлого года это позволит достичь целевых показателей доктрины, указывают в министерстве.

Стали ли продукты доступнее для населения

Еще одним показателем продовольственной безопасности служит доступность продуктов населению, и тут ситуация за пять лет ухудшилась, констатирует KPMG. Самую большую цену за обеспечение импортозамещения, возможно, заплатил потребитель, так как цены выросли не только на запрещенные к ввозу, но и на производимые в России продукты, констатирует руководитель Центра компетенции в АПК российского офиса KPMG Виталий Шеремет.

Больше всего за пять лет с 2013 года в рознице подорожали сливочное масло (на 79%), мороженая рыба (на 68%) и белокочанная капуста (на 62%). При этом выросли и цены на продукты, которых до 2014 года в России производилось много, — на пшеничную муку (на 25%), макароны (на 34%), подсолнечное масло (на 35%). Единственный значимый продукт, за пять лет практически не подорожавший, — картофель.

Пять лет эмбарго: к чему привел запрет на поставки в Россию продуктов

Российские производители во многом до сих пор зависят от иностранных поставщиков, объясняют в KPMG рост потребительских цен на продукты. Это касается как капитальных затрат в виде закупок оборудования, так и операционных — в виде закупок кормов и посадочного материала. Помимо этого в структуре затрат сельхозпроизводителей присутствуют биржевые товары — доля импортных или биржевых товаров в структуре затрат может превышать 50%, напоминают в KPMG.

Тот факт, что негативным результатом санкций стало повышение цен на внутреннем рынке, признавал даже Владимир Путин: в конце 2018 года он указывал, что «только сейчас цены стабилизировались». В Минсельхозе вопрос потребительских цен не прокомментировали.

Рост цен сказался на поведении потребителей, которые стараются экономить и покупать товары по скидкам. Сейчас, по данным Nielsen, россияне покупают по промоакциям больше 50% товаров в основных категориях. Промо управляет рынком и эта тенденция лишь усиливается, указывает директор по аналитике и консалтингу российского офиса Nielsen Марина Волкова. Скидки можно найти практически в любой торговой точке: их предлагают 86% магазинов современного формата.

Увеличилось ли производство продуктов

Данные о темпах роста отдельных секторов АПК, по мнению Шеремета из KPMG, свидетельствуют о том, что «введение санкций и продэмбарго, возможно, не оказали значительного влияния на динамику увеличения производства». Например, с 2009 по 2014 год производство зерновых росло в среднем на 1,6% в год, а с 2014 по 2018 год — на 1,9%. В производстве мяса после введения эмбарго темпы роста производства замедлились с 6,1% в 2009–2014 годах до 4% в 2014–2018-м. Зато позитивную динамику показали молочники: у них до санкций производство падало в среднем на 1,5% в год, а с 2014-го уже, наоборот, росло в среднем на 0,5%.

Таких показателей АПК мог бы достичь и в процессе эволюции, если бы развитие происходило по рыночным законам, рассуждает Шеремет. Тогда производители были бы устойчивее и конкурентоспособнее, а объемы господдержки начинающим производителям — ниже.

Минсельхоз, говорит его представитель, результаты продэмбарго оценивает позитивно: ограничительные меры придали импульс развитию АПК, стимулировали приток инвестиций и способствовали созданию дополнительных рабочих мест.

Если бы не было продэмбарго и девальвации рубля, тенденция к росту импорта, которая наблюдалась за пять лет до введения эмбарго, продолжилась и ситуация сложилась бы не в пользу российских производителей, считают в Союзмолоке. «Мы не увидели бы прироста товарного молока и роста производства молокоемких продуктов, прежде всего сыров», — добавляет Белов.

Сколько частных инвестиций направлено в АПК

Сейчас сельхозпроизводители по-прежнему сильно зависят от поддержки государства, указывают в KPMG. С момента введения продэмбарго соотношение собственных инвестиций и субсидий практически не изменилось: в 2014 году на 1 руб. собственных инвестиций приходилось 60 коп. господдержки, в 2018-м — 56 коп.

Господдержка молочной отрасли в последние пять лет оставалась стабильной и, по оценкам Союзмолока, выросла с 16 млрд руб. в 2015-м до 34 млрд руб. в 2018 году, указывает Белов из Союзмолока. Но оценку KPMG, что на 60 коп. господдержки приходился 1 руб. частных инвестиций, он считает консервативной: по мнению эксперта, объем частных инвестиций был больше.

В молочной отрасли в последние годы сложились благоприятные условия, поскольку была хорошая доходность и цены на молоко росли, но без господдержки инвесторы не решились бы на строительство крупных комплексов, указывает эксперт. По его словам, господдержка позволяла снизить окупаемость проектов в молочной отрасли до семи-восьми лет, и это привлекло серьезных инвесторов в отрасль: инвестиции только в молочное скотоводство составляли 60–90 млрд руб. в год.

Как только поток денег от государства иссякает, инвесторы уходят из этих отраслей — например, из строительства теплиц, после того как государство перестало субсидировать капитальные затраты, указывают в KPMG. При снятии санкций российская продукция, в частности молочная, рискует стать неконкурентоспособной, предупреждают аналитики.

Стал ли развиваться экспорт

В марте 2019 года стало известно, что Совет безопасности скорректирует доктрину продовольственной безопасности с учетом новых ограничений западных стран. Развитие агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов от импортозамещения должно перейти к ориентации на экспорт.

Самая лучшая динамика экспорта, по оценке KPMG, у зерна и масличных, производство и экспорт которых и так были налажены давно. Остальные российские товары на мировом рынке пока недостаточно конкурентоспособны: их стоимость зачастую выше, чем у зарубежных аналогов, а качество ниже.

Российская продукция вполне конкурентоспособна по цене, а что касается качества, «то за него говорит растущий по всему миру спрос на нашу продукцию АПК», не согласен с выводами KPMG гендиректор Российского экспортного центра Андрей Слепнев. В 2018 году Россия поставила за рубеж сельхозпродукцию на $25,8 млрд, самые большие темпы роста — у зерновых (40%), рыбы и морепродуктов (17%), мясной и молочной продукции (11%).

Но «никто свои рынки для российских товаров открывать не стремится, это вопрос политических и экономических «расторговок», подчеркивает глава РЭЦ.
Автор:  Елена Сухорукова
Источник:  pro.rbc.ru


Команда "Мясо-портала" работает над улучшением сайта: