Вернемся к нашим баранам. Бурятские депутаты начали борьбу с кенгурятиной
05.05.2014

Вернемся к нашим баранам. Бурятские депутаты начали борьбу с кенгурятиной

Депутаты бурятского Народного хурала недовольны положением дел в сельскохозяйственной отрасли. В частности, их не устраивает, что в республику импортируется австралийская кенгурятина, а местное овцеводство так и не может выйти на тот уровень, который был в советское время. Однако эксперты возрождение овцеводства в регионе целесообразным не считают.

«Вернемся к нашим баранам» — так можно кратко сформулировать рецепт выхода из кризиса сельскохозяйственной отрасли Бурятии. Депутаты Народного хурала высказали министру сельского хозяйства свое недовольство положением дел в сфере животноводства. Народным избранникам не нравится, что в республику завозится австралийская кенгурятина, а разведение овец так и не достигло показателей, которые считались нормой в советское время.

Бато Семенов, депутат Народного хурала Республики Бурятия:

— Мы в последнее время говорим, что схожие по ментальности республика Калмыкия, Тыва достигли исторически наивысших показателей по поголовью скота. Вот что мешает тому, чтобы нашей республике сделать в этом отношении сдвиги в позитивную сторону?

По мнению министра сельского хозяйства Республики Бурятия Михаила Кострикова, «сдвигам в позитивную сторону» ничто не мешает. Он заявил, что овцеводство в Бурятии «еще восстановит былую славу».

Михаил Костриков, министр сельского хозяйства Республики Бурятия:

— Есть все условия, пастбища, программы начинающих фермеров. Сегодня помаленьку категория чабанов возрождается. Я сказал, что отрасль восстановит свою былую славу. Если сравнивать с Тывой, у них поголовье КРС во много раз меньше, у них нет свиноводства. Поэтому в одном регионе любители свинины, а в другом, видимо, любители овец.

В то же время многие эксперты утверждают, что восстановление овцеводства в республике не столь простая задача, как может показаться. И существует целый ряд объективных причин, которые усложняют ее еще больше.

Алексей Бердников, экономист:

— В советское время в Бурятии действительно было прекрасно развито овцеводство, поголовье достигало 2 млн. Однако основным продуктом разведения овец было не мясо, а шерсть. Здесь даже вывели собственную породу тонкорунных овец, чья шерсть не уступала по качеству австралийской. Мясные породы баранов в Бурятии не были распространены, в отличие от той же Тувы. После перестройки большинство цехов первичной обработки шерсти закрылись, поголовье овец резко упало. Многие хозяйства пустили стада под нож. Имеет ли смысл восстанавливать всю систему производства шерсти — на самом деле большой вопрос. Госзаказа на эту продукцию больше нет, а себестоимость производства достаточно высока. Выходом могло бы стать мясное овцеводство, но для него нужны совсем другие породы.

Даже если в Бурятии начнут разводить тувинского черноголового или калмыцкого курдючного барана, это вовсе не гарантирует, что животноводческие хозяйства будут наращивать объемы производства.

Алексей Бердников, экономист:

— Для крупных хозяйств всегда есть только два варианта: либо продавать свою продукцию переработчикам, например мясокомбинатам, либо самим заниматься в каком-то виде переработкой. Опыт показывает, что продавать не очень-то выгодно, поскольку закупочные цены невысоки. Мясокомбинату не нужно суперкачественное сырье, и он не даст цену выше, чем стоит замороженная кенгурятина или бразильская свинина. А эта цена для животновода ниже порога рентабельности. Второй вариант — организация собственной переработки — связан с массой трудностей. Нужны инвестиции в оборудование, нужен маркетинг, нужно зайти в торговые сети. Далеко не каждый сельхозпроизводитель готов навесить на себя все эти проблемы. Что же касается мелких хозяйств, то для них проблема сбыта вообще основная. Торговать своей продукцией напрямую они, как правило, не имеют возможности, а сдача мяса перекупщикам позволяет в лучшем случае сводить концы с концами, но не развиваться. Подобная ситуация наблюдается не только в Бурятии, это общая проблема всех российских животноводов

Крупным производителям мясных продуктов намного выгоднее работать с импортным мясом не только потому, что оно стоит дешево. Для мясокомбината огромное значение имеет бесперебойность поставок. Ему нужны гарантии, что в оговоренный срок он получит определенный, причем достаточно большой, объем сырья. Поэтому крупное производство предпочтет вагонные поставки от одного контрагента заключению множества договоров с мелкими хозяйствами. К тому же современные технологии позволяют сделать колбасу и пельмени не только из кенгурятины, но вообще из чего угодно.

Ирина Крюкова, инспектор Роспотребнадзора:

— Крупные производители мясных продуктов ориентированы на дешевое сырье. Например, технологии производства колбасных изделий позволяют с помощью специальных добавок увеличить исходный объем мяса в 20 раз и придать ему нужный вкус и аромат. Те же сосиски или докторская колбаса даже по советским ГОСТам делались как бы не совсем из мяса. И крахмал там был, и жир, и много чего еще. А сейчас есть мясные продукты, в которых мяса в лучшем случае 6–8%. Причем может оказаться, что это даже на кенгурятина, а какие-нибудь куриные шкурки, которые с помощью химии довели до нужного вкуса и консистенции. Например, в производстве пельменей эта технология используется очень многими.

И эксперты, и чиновники, и сами сельхозпроизводители сходятся в том, что основной проблемой для животноводов является сбыт. Причем в этом смысле соседняя Тува оказалась в более выигрышном положении, чем Бурятия, — как ни странно, благодаря слабому развитию транспортной сети.

Олег Васильев, журналист потребительского издания:

— Несколько лет назад мне довелось побывать на производстве мясных полуфабрикатов в Туве. Директор выложил на стол целый ворох предложений от поставщиков соевого текстурата, разных добавок для увеличения объема фарша, прессованных куриных шкурок и прочего — и заявил, что ничем из этого не пользуется. Я вначале не поверил, но он объяснил, что привезти все это в Туву можно только автотранспортом, а это долго и дорого. В то же время местная баранина — вот она, под боком. Цена приемлемая. И он будет ее покупать до тех пор, пока в Туве не построят железную дорогу. Тогда станет выгодно возить соевый концентрат и куриные шкурки из Новосибирска. Бизнес есть бизнес.

Впрочем, догнать и перегнать Туву бурятским овцеводам вряд ли удастся. И не только в силу экономических причин. Не менее важно и то, что в Туве, опять же благодаря низкой транспортной доступности, лучше сохранились традиционные хозяйства, специализирующиеся на разведении овец.

Игорь Александров, культуролог:

— В Туве до сих пор есть так называемые тысячники — чабаны, у которых более тысячи овец. И держит это стадо одна семья, ведущая традиционный образ жизни. Там лучше сохранился менталитет кочевников-овцеводов — во многом из-за того, что еще не во все районы Тувы добралась цивилизация. Есть еще один фактор, благодаря которому традиционный уклад жизни чабанов сохранился. В Туве благосостояние человека до сих пор измеряется количеством овец. Даже госслужащие держат собственные стада на чабанских стоянках. Чабану полагается часть приплода. Овец дарят на свадьбу, на юбилей. Это до сих пор живая валюта.
Автор:  Фото: Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС
Источник:  smartnews.ru


Команда "Мясо-портала" работает над улучшением сайта: