16.06.2011

Как зерно с мясом бодалось

Цены на продовольствие в России спрогнозировать практически нереально

     Не дорожай, булка!
     
     C 1 июля государство отменяет эмбарго, т.е. запрет на вывоз из страны зерна.
     Ой, страшно: а нам самимто хватит? А хрюшкам нашим с рябами? Цены, самое главное, на хлеб и мясо в результате не взлетят до небес? Смотрите: эксперты и чиновники прогнозируют урожай в объеме 85 миллионов тонн зерна. Нормально. Что ненормально? Стоимость зерна 4-го класса в основных зернопроизводящих регионах России опускалась до 4,1–4,3 тысячи рублей за тонну. Это фактически уровень себестоимости его производства, а зарабатывать селянам разве не нужно? Эмбарго сняли, зерновики рассчитывают, что цены вырастут до 5,5–6 тысяч рублей за тонну. Кстати, на мировых рынках тонна до недавнего времени продавалась по 300 долларов – чуете разницу? Но что получается? Раз вырастут цены на зерно, стало быть, за хлеб придется платить больше? Не спешите. В себестоимости муки стоимость зерна составляет 85 процентов. Но мука в себестоимости хлеба не превышает 20 процентов.
     Килограмм муки дорожает на рубль, значит, 500-граммовый батон по этой «мучной» причине прибавляет в стоимости лишь 10 копеек. А вот мясо… Зерновая составляющая в производстве курятины достигает 70, свинины – 75 процентов.
     Колбасу, говоришь, уважаешь? Не только вы в сомнениях, знающие люди тоже имеют на мясные-зерновые проблемы порой полярные мнения.
     Вот мы подслушали весьма примечательный диалог профессионалов – первого заместителя председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Сергея ЛИСОВСКОГО. И президента Российского зернового союза Аркадия ЗЛОЧЕВСКОГО. Полюбопытствуйте и вы – интересно будет.
     
     Ряба+зерно=любовь?
     
     С. ЛИСОВСКИЙ: Пока государство не выработает внятной политики в сфере сельского хозяйства, агрокомплекс все время будет развиваться словно на качелях. Животноводам хорошо, зерновикам плохо, и наоборот. Экспорт зерна перекрыли, государство выделяет 9 миллиардов рублей на компенсации потерь животноводам. А это треть от реальных убытков.
     А. ЗЛОЧЕВСКИЙ: Треть? Да у производителей зерна упущенная выгода от эмбарго составила по нашим подсчетам 114 миллиардов рублей.
     Мы входим в новый сезон с переходящими запасами в 26 миллионов тонн зерна. Это огромное количество. По нормам ФАО рекомендуется на потребление расходовать 17 процентов зерна, т.е. в нашем случае хватит 11 миллионов тонн запасов. Что тут переживать? Не надо было вводить эмбарго вообще. У нас годовое потребление зерна составляет 67,4 миллиона тонн. Плохой урожай прошлого года? Плохой. Но реальный сбор оказался на 5–6 миллионов тонн больше. Зерно припрятали для того, чтобы получить компенсацию. А вывозить мы будем не более 2,5 миллиона тонн зерна в месяц.
     С. ЛИСОВСКИЙ: Такие гладкие цифры. А рассуждать о зерне надо не в общем, а в разрезе по культурам. Стоимость ячменя выросла в 3–3,5 раза, а для животноводства это основная культура.
     Надо же учитывать балансы потребления различных видов зерна, в том числе по различным регионам нашей огромной страны. Извините, все страны мира пришли к плановому ведению хозяйства. Нынче это норма.
     А. ЗЛОЧЕВСКИЙ: В Европе и США действуют минимальные гарантированные цены на зерно. А почему вы не вспоминаете, что в 2009 году цены на зерно обвалили ниже плинтуса? И сеять его в 2010-м стало невыгодно. Плюс к тому, конечно, вмешалась и засуха. Цены надо регулировать разумно, с учетом покупательной способности. Чтобы растениеводам стало выгодно продавать зерно на внутреннем рынке, а не на внешних.
     Я понимаю: животноводам хотелось бы опустить цены на зерно, но кто его тогда в России будет производить? С. ЛИСОВСКИЙ: Извините, но животноводы тоже стали крупными производителями зерна, и им невыгодны совсем низкие цены. Они должны быть выгодны всем. Почему в Европе такие цены на зерно? Государство там фермеров субсидирует, у нас этого никто не делает. Кстати сказать, а кому снятие эмбарго даст заработать? Производителям зерна? Нет, в первую голову трейдерам – крупным спекулянтам. Государство должно выкупать излишки зерна в одних регионах и продавать там, где его не хватает.
     А. ЗЛОЧЕВСКИЙ: Животноводы требуют: дайте нам дешевое зерно. Мы что, не хотим, чтобы наше животноводство развивалось и страна производила свое мясо? Обеими руками за. Но обеспечьте справедливую цену, избавьте нас от неправедной конкуренции импортеров.
     С. ЛИСОВСКИЙ: Период дикого, безудержного рынка во всем мире закончился лет 40 назад. А мы все хотим жить по прежним правилам. Слушайте, если мы в стране сейчас не отрегулируем рынок продовольствия, большинство заработка людям придется тратить на продовольствие, причем низкокачественное. К сожалению, глобальные корпорации пролоббировали снижение контроля качества продуктов во всем мире. Получили овощной криминал. Извините, приходишь на западное сельзхозпредприятие, в одном месте стоят контейнеры, предназначенные для импорта в Россию, в другом – в цивилизованные страны. Вас это устраивает? Зерно! Да от зерна пляшут и цены продовольствия в целом, и уровень его качества. Надо выстраивать нормальную систему регулирования рынка производства и потребления. Но это же все очень скучно: считать, доказывать. И главное, механизм станет столь прозрачным, что чиновникам не на чем будет зарабатывать. В России государство субсидирует 2,8 процента себестоимости производства килограмма мяса птицы, в Европе – до 68.
     А вы говорите – конкурируйте.
     Как вам разговорчики «в строю»? А кушать еще хочется поди.
 

Автор: Владимир РАТМАНСКИЙ

Вечерняя Москва