Не надо думать только о еде
20.06.2011

Не надо думать только о еде

На уходящей неделе аграрные власти страны достаточно четко продемонстрировали, как они видят ответ на вопрос "зачем стране нужно сельское хозяйство". При кажущейся простоте и очевидности, он - вопрос - на самом деле довольно заковырист.

Итак, первый вице-премьер Виктор Зубков принял участие в панельной сессии "Инвестиции в сельское хозяйство как основа обеспечения глобальной продовольственной безопасности" на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Министр сельского хозяйства Елена Скрынник поддержала программу по стимулированию  потребления отечественного молока, которую Национальный союз производителей этого продукта развивает теперь вместе с одной из двух гигантских компаний, работающих на российском рынке.

А председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам Валентин Денисов заявил, что стране нужно министерство сельского хозяйства и продовольствия, которое отвечало бы не только за производство с пищевого сырья, но и за качество еды.

Во всех трех сюжетах главное слово - продовольствие. И, таким образом, становится ясно: по мнению власти, сельское хозяйство нужно нашему обществу главным образом для того, чтобы нам было что поесть. Понятно, что программа поддержки потребления отечественных продуктов ставит своей целью развитие производства. Она увеличивает спрос, а за спросом тянется предложение. И все же еда - главный мотив выступлений. Не смея спорить с этим тезисом, попробую все-таки напомнить, что сельское хозяйство - это не только источник хлеба насущного в прямом смысле этого слова, но и отрасль, которая производит еще кучу всевозможных благ. Их не всегда можно напрямую измерить в рублях, но все они имеют ярко выраженное экономическое значение.

Начнем, пожалуй, с того, что бразильцы, поразившие в последние годы мир своим энергичным экономическим ростом, в его начале не так уж и много задумывались, кажется, о своей (и, тем более, глобальной) продовольственной безопасности. У них была другая задача: чем бы занять толпу своих жилистых и веселых, но мало образованных, вечно голодных и плохо одетых парней и девчонок? И вот уже Бразилия на наших глазах стала одним из крупнейших в мире продавцов мяса. При этом сами бразильцы по показателю потребления этого высокобелкового продукта так и остаются "внизу турнирной таблицы". Это, конечно, не хорошо. Однако некоторые сумели неплохо заработать на международном мясном рынке, дать своим детям образование. И вот уже эти дети строят самолеты, которые летают в Мексике, Канаде, США, России (сам летал на них во всех этих странах).

А что мы? Мы едим больше мяса, чем бразильцы. А производим его меньше, гораздо-гораздо меньше, чем они. И наших самолетов нет в Бразилии, Мексике, Канаде, США. Больше того - наших самолетов не так много в России, как могло бы быть. Привыкнув потреблять иностранное мясо, мы легко переходим и на иностранные самолеты. Плохо ли это? Ведь "их" самолеты лучше - человеколюбивее, что ли, - чем наши?

Да, с точки зрения сегодняшнего потребления лучше летать на иноземном самолете. А с точки зрения завтрашнего? Рабочих мест полеты на Боингах, Эйрбасах, Эмбрайрах и Бомбардье не создают. Денег у сограждан от этого не прибавляется. И, глядите-ка, уже мало кто в стране способен летать. В финансовом смысле, естественно.

В общем, в хорошем случае, сельское хозяйство создает рабочие места для самой неимущей части общества. Таким образом, оживает местный спрос - на еду, образование, медицину внутри страны.

Когда мы едим импортную пищу, зарабатывают на этом два-три очень небедных импортера. Больше продовольствия, чем у них уже есть, им не надо. Одежду они покупают в Берлине и в Хельсинки.  Учат своих детей - в Лондоне. Лечатся - в Германии, в Израиле, на Кубе даже. Спрос внутри России не растет от того, что они заработают еще больше. Не растет и предложение.

Короче говоря: прирост числа рабочих мест в сельском хозяйстве не менее, а, может, и более важен, чем прирост производства тонн, литров, центнеров пищевого сырья.

Следующая тема вообще очень далека от экономики. Но - только на первый взгляд. Представьте, что вам нужно сформировать комиссию из 12 человек для выборов президента страны, в которой вы живете. Варианты такие: либо дюжина сельских безработных, привыкших подтыривать провода с ЛЭП, которая ведет электроэнергию к их деревне, либо - 12 наемных работников крупного холдинга, либо - фермеры, владельцы семейных хозяйств. Кого выберете? Безработные выберут вам того, кто их крышует. Наемники - своего начальника. Фермеры, скорее всего, постараются выдвинуть кого-то из своей среды - сильнейшего среди равных. Мне лично этот вариант кажется предпочтительным.

Гражданам США, видимо, тоже. Когда летишь над Штатами - из Теннеси в Техас, или из Техаса в Орегон, или из Орегона в Иллинойс, в иллюминатор видно: там, где нет Скалистых гор, Великих озер или кучи небоскребов, вся земля разделена на приблизительно равные куски. На каждом - дом. В доме - американские избиратели, которые при всех издержках обеспечивают довольно эффективную (судя по результатам) систему власти.

Их дети с младых ногтей отлично знакомы и с физическим трудом, и с техникой, и с родной природой, и с экономикой. Из них получаются хорошие коммерсанты, ученые, мусорщики - кто угодно.

Вовсе не хочу идеализировать граждан США. Но у меня очень многие из них при личном знакомстве вызывают уважение. И, мне кажется, достойное общество - вот что еще способно производить фермерское сельское хозяйство. Хотя крупный "вертикально интегрированный" агрохолдинг с точки зрения рентабельности в большинстве случаев окажется эффективнее семейной фермы. Но - только при простом, прямом счете.

Если во главе угла - производство еды, страну заполоняют крупные, очень эффективные с точки зрения окупаемости затрат, компании. Но доверить выборы их сотрудникам не так уж легко и приятно.

И, наконец, еще один "продукт" сельского хозяйства, на который хочется обратить внимание - социальный контроль над территориями. Мне уже приходилось много говорить на эту тему прежде. Например, в связи с лесными пожарами. Их просто некому тушить, когда посреди полей и лесов никто не живет. Борьба с огнем на безлюдной территории обходится гораздо дороже, как показывает практика, чем превентивная поддержка семейного сельского хозяйства. Проблема только в том, что за пожары отвечают одни, а за сельское хозяйство - другие. А, может, и не только в этом.

Во всяком случае, глава Рослесхоза Виктор Масляков на деловом завтраке в редакции "РГ" подтвердил, что утрата социального контроля над лесом - одна из причин пожаров. Утрата социального контроля над полями тоже приводит к разгулу огня - горит трава. А от нее занимается и лес, и деревни.

Мне кажется, очень рискованно не замечать важности всех этих непродовольственных "продуктов", которые производит сельское хозяйство. В общем, не надо думать только о еде, и тогда ее будет достаточно. 

прямая речь

Виктор Зубков, первый вице-премьер РФ: "Единственный путь обеспечения глобальной продовольственной безопасности - расширение масштабов и номенклатуры производства качественной и безопасной сельхозпродукции. В этом контексте Россия обладает уникальным потенциалом. Мы имеем такие естественные конкурентные преимущества как десятая часть мировых пахотных земель, четверть запасов пресной воды, более 8% запасов минеральных удобрений. Наша страна в среднесрочной перспективе намерена существенно увеличить свою долю в мировом балансе продовольствия, в первую очередь - зерна и продуктов его переработки - масличных культур, сахара, мяса птицы, свинины".

Елена Скрынник, министр сельского хозяйства: "Реализация данной программы (Всероссийской программы по стимулированию потребления отечественной продукции - МЧ) положительно скажется на здоровье наших граждан, позволит значительно повысить спрос на отечественные продукты питания".

Валентин Денисов, председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам: "Назрела необходимость создания полноценного министерства сельского хозяйства и продовольствия, которое вместе с наукой отвечало бы не только за производство сельхозпродукции, но и за качество продовольствия в России"