Глава Калмыкии Алексей Орлов рассказал о перспективах животноводства в республике
11.03.2016

Глава Калмыкии Алексей Орлов рассказал о перспективах животноводства в республике

Выпускник МГИМО Алексей Орлов впервые возглавил Калмыкию в 2010 году по представлению тогдашнего президента России Дмитрия Медведева, сменив на этом посту одного из самых известных политиков страны 90‑х годов Кирсана Илюмжинова. В сентябре 2014 года господин Орлов избирался на новый срок уже в ходе всенародных выборов, набрав почти 83 % голосов. О том, какие задачи он ставил перед собой в начале своей карьеры на посту главы региона, что удалось и не удалось реализовать, как республика избавилась от ярлыка «дотационного, депрессивного и социально отсталого региона» и почему «калмыцкое мясо» для него важнее шахмат, господин Орлов рассказал в интервью „Ъ“.

— Вы уже более пяти лет возглавляете республику Калмыкия, какие ключевые задачи удалось решить за это время?

— Наверное, даже если я и ставил какие-то задачи, до конца решенными их считать нельзя, потому что те крупные стратегические цели, которые возникли передо мной пять лет назад, не были рассчитаны на краткосрочный период. Они требуют постоянного, ежечасного, если хотите, внимания. Если конкретно — начнем с реального сектора экономики. Для нас этот сектор определяется прежде всего сельским хозяйством, животноводством. Это фундамент нашей экономики. Свыше трети нашего внутреннего валового продукта создается в сфере АПК. Ну и второе важное направление для нас это топливно-энергетический комплекс. Когда я и мои коллеги пришли в руководство республики, то в сельском хозяйстве ключевым направлением было восстановление перерабатывающей отрасли. Мы являемся, по сути, единственным и уникальным регионом в стране по производству мяса уникальных пород — это и мраморная говядина, знаменитая калмыцкая баранина. Это экологически чистое мясо, известное, востребованное. Причем мы можем производить его в тех больших объемах, с которыми сегодня ни один регион страны, наверное, сравниться не может. По поголовью племенного скота, овцы мы в лидерах страны. И, конечно, неразумно было бы, имея такой потенциал, продавать его сырьем.

— Но этот потенциал пока реализовать до конца не удалось?

— Стоит признать, что в полном объеме восстановить перерабатывающую отрасль республики крайне сложно. В советский период в Калмыкии находилось четыре мясоперерабатывающих завода. Из них два союзного значения. По объективным, а может, и по субъективным причинам к 2010 году в мясоперерабатывающей отрасли не было ни одного крупного перерабатывающего предприятия. Но на сегодняшний день одно фактически уже работает. И уже несколько лет. Его инвесторам очень вовремя удалось его запустить к контрсанкционным мерам правительства России. Второе находится в стадии завершения. С ним есть небольшие проблемы. Они связны с тем, что проект попал в период санкций и ухудшения экономической ситуации в стране. Но мы надеемся, что инвестор свои обязательства выполнит, и в этом году проект запустится.

— Если я правильно понимаю, республика сейчас испытывает недостаток инвестиций в эту отрасль и именно ее неразвитость мешает продвижению калмыцкого мяса на внутреннем рынке?

— Если говорить в грубых цифрах, то мы сегодня от 100 до 150 тыс. тонн мяса вывозим из региона в живом весе. Если в чистом мясе — это от 70 до 110 тысяч тонн. Вот можно прикинуть, сколько приобрела бы республика, если бы это перерабатывалось у нас и поставлялось на рынок уже в виде готовой продукции.

— А сколько сейчас составляет поголовье скота в республике знаменитой калмыцкой мясной породы?

— В эту зимовку мы заходили по калмыцкой мясной породе крупного рогатого скота в пределах 670 тысяч голов, по овце — 2,3 млн голов. Сейчас эта цифра увеличится на 25 % как минимум. Если сравнивать с девяностыми, то поголовье за счет мер господдержки и поддержки властей республики увеличилось в разы. Даже пять лет назад по КРС мы имели 440 тыс. голов.

— В чем заключаются преимущества мясной продукции из Калмыкии?

— Есть такая категория «wild beef», то есть дикое мясо, и здесь нам равных в стране нет, если мы говорим о промышленных масштабах. Это самый что ни на есть экопродукт. И мы видим, что на рынке он востребован.

— Тогда, вероятно, инвесторы должны проявлять к калмыцкому мясу большой интерес. Они часто выходят на вас?

— Скажу откровенно, было очень сложно. Особенно пять-шесть лет назад. Потому что рынок был перегрет. Сельское хозяйство тогда было если не на положении пасынка, то казалось далеким призрачным будущим. Сегодня ситуация в корне изменилась и, конечно, инвесторы есть. Мы видим на примерах очень многих промышленных групп, ранее не имевших никакого отношения к сельскому хозяйству, сегодня они направляют свои интересы в АПК и в животноводство в том числе.

— Бренд «Калмыцкое мясо» республика уже зарегистрировала?

— Это уже есть. Причем это была одна из наших основных задач. Выйти на рынки, застолбить свой бренд и уже потом добирать не только качеством, но и количеством.

— Каков объем мяса под этим брендом Калмыкия готова поставлять на рынок?

— А я вам уже практически его назвал. 150 тыс. тонн — это сегодняшняя реальная наша планка. При тех проектах и задачах, которые у нас есть, я имею в виду интенсификацию нашего животноводства, в принципе реально увеличить этот объем в ближайшие три-пять лет максимум.
Источник:  http://www.kommersant.ru