Вадим Ванеев: мы лишь хотим производить качественный продукт и кормить страну полезной едой
15.02.2016

Вадим Ванеев: мы лишь хотим производить качественный продукт и кормить страну полезной едой

Инвестиционная компания А1, структурное подразделение «Альфа-групп», заявляет о приобретении 40% акций ростовской компании «Евродон», крупнейшего производителя индейки в России. Первыми шагами нового акционера стали судебные иски к создателю и основному владельцу компании Вадиму Ванееву

«Вы же понимаете, что у нас сейчас 22 июня 1941 года?» — говорит собеседник «Эксперта ЮГ» в компании «Евродон». Он имеет в виду вероломное нападение без объявления войны.

А началось всё, казалось, очень мирно. Новый инвестор сразу же объявил о своём желании вкладывать в развитие основного птицеводческого бизнеса «Евродона». «Мы видим высокий потенциал роста предприятия и возможности не только полного импортозамещения, но и выхода на экспортный рынок Азии и Ближнего Востока, где выращивание индейки ограничено условиями, связанными с водой и кормовой базой, — пояснили “Эксперту ЮГ” в пресс-службе А1. — Компания заинтересована в дальнейшем развитии предприятия и будет всесторонне способствовать росту потенциала “Евродона”. Мы предполагаем активно принимать участие в управлении компанией». Через день после этого комментария стало известно о трёх исках в арбитражный суд Ростовской области — двух к компании «Евродон» с требованием признать недействительными кредитные договоры с Внешэкономбанком и Россельхозбанком, и одном — к самому Вадиму Ванееву — об исключении его из числа участников общества.

Эксперты считают, что компания не справлялась с долговой нагрузкой — именно это должно было объяснить появление среди акционеров компании А1. Но, судя по всему, новый участник появился в компании в результате разногласий между акционерами. Как рассказывают источники в «Евродоне», Вадим Ванеев узнал о появлении нового партнёра из газет. А через пару дней ему уже была объявлена война.

Можно говорить о начале борьбы за контроль над одним из самых ярких южных бизнесов российского масштаба. Основному владельцу противостоит одна из самых опытных в деле поглощения компаний структур.

Окошко для незваного гостя

Покупка наделала много шума на рынке отечественного агропрома. На официальном сайте компании размещено заявление: «Изменения в составе участников ООО “Евродон” не произошло: 45% — Ванеев В.Ш., 15% — Гергиев В.А., 40 % — “Бримстоун инвестментс лимитед”». Что приобрела компания А1, точно не известно — но сейчас она выступает от имени как раз белизской офшорной компании Brimstone Investments, которой ранее владел партнёр Вадима Ванеева — член совета директоров «Газпрома» Фарит Газизуллин.

Сам Ванеев, который во время этих событий находился на выставке «Продэкспо», так ответил «Эксперту ЮГ» на вопрос о претензиях новых акционеров: «Компанией “Евродон” в чистом поле созданы две новых промышленных отрасли, где работает шесть с половиной тысяч человек. Во время кризиса, когда другие сокращают рабочие места, мы набираем дополнительно три тысячи рабочих. Созданы два родительских стада. Задача менеджмента очевидна — мы хотим производить качественный продукт и кормить страну полезной едой. А какие задачи ставят те, кто понимает, что своими действиями может только разбалансировать бизнес, скоро увидим».

Как удалось выяснить «Эксперту ЮГ», Brimstone Investments никогда не принимала участия в управлении компанией. Более того, она была привлечена ещё на этапе оформления кредита в ВЭБе как компания-гарант. Но, по неофициальным данным, недавно Фарит Газизуллин дал о себе знать, причём — с требованиями. Якобы компания, являющаяся участником ООО «Евродон» с выручкой около 6 млрд рублей и мощностями по производству 30 тысяч тонн мяса индейки, захотела долю в новом проекте, который находится на завершающей стадии. Речь идёт о производственном комплексе мощностью 60 тысяч тонн, который оформлен на структуру ООО «Евродон-Юг». Конечно, он получил отказ. По версии другого источника, у Газизуллина и Ванеева возникли разногласия на почве «утиного проекта» (компания «Донстар», бренд «Утолина»). Г-н Газизуллин якобы был против дополнительных расходов при значительной закредитованности компании в «индюшином проекте». Так или иначе, отношения между партнёрами обострились, и Фарит Газизуллин без предупреждения привлек в Brimstone Investments структуру «Альфа-групп».

На запрос «Эксперта ЮГ» официальный представитель А1 так прокомментировал претензии компании: «В исковом заявлении утверждается, что г-н Ванеев взял кредиты на принадлежащие ему компании — “Евродон-Юг” и “Донстар” во Внешэкономбанке и Россельхозбанке соответственно. ВЭБ предоставил “Евродон-Юг” кредитную линию на сумму 17 миллиардов рублей, Россельхозбанк выдал заём “Донстару” почти на 7 миллиардов рублей. ООО “Евродон” выдало поручительства за данные кредиты. А1 требует признать договоры поручительства недействительными, так как оба поручительства были выданы в пользу компаний Ванеева с многочисленными нарушениями корпоративных процедур одобрения таких сделок».

В частности, нарушениями условий получения кредитов истец считает передачу части средств, полученных по кредитам самого «Евродона», другим аффилированным с г-ном Ванеевым компаниям в виде займов на льготных условиях («Металл-Дон», «Мишель-Алко»). Предполагается, что таким образом, пытаясь доказать ущерб, нанесённый г-ном Ванеевым собственной компании, представители А1 будут пытаться отстранить его от руководства.

По подсчётам аналитика БКС Марата Ибрагимова, нынешняя стоимость «Евродона» (без учёта долга) оценивается в 13–15 млрд рублей, так что цена проданных 40% акций составляет 5,2–6 млрд рублей.

«Оценивая масштабы бизнеса “Евродона” и то, что в прошлом году его выручка составила пять-шесть миллиардов рублей, можно предположить, что компания сегодня испытывает серьёзные сложности по обслуживанию своего долга», — заметил в беседе с «Экспертом ЮГ» директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов.

Согласно бухгалтерскому балансу компании на конец 2014 года, общая сумма её долгосрочных и краткосрочных обязательств составляла порядка 4,5 млрд рублей. Выручка ООО «Евродон» в 2014 году — 4,75 млрд рублей.

Профессиональный охотник

А1 — тоже не чужая компания для Ростовской области. На рубеже веков она, тогда ещё именовавшаяся «Альфа-Эко», безуспешно боролась за обладание «Тагметом» с его бывшим владельцем бизнесменом Сергеем Бидашем. При этом пользовалась поддержкой прежнего руководства Ростовской области. Компания скупала акции «Тагмета» у рабочих завода, открыв пункты покупки в самом Таганроге. Были даже попытки силового захвата здания администрации предприятия с помощью местных ЧОПов, что вынудило команду г-на Бидаша организовать своеобразный «бронепоезд» из вагонов с щебнем, заблокировавшим подъезды к зданию, и создать отряды рабочей самообороны. «Тагмет» тогда удалось отстоять, лишь продав основной пакет другому тяжеловесу — структурам группы «МДМ».

За эти годы А1 нарастила мускулы, сместив свою специализацию в сферу стратегического и портфельного инвестирования в устойчивые конкурентоспособные бизнесы по всей территории России (металлургия, связь, ТЭК, производство пива). А с 2009 года руководство А1 решило «оседлать кризисную волну» и сыграть «на понижение». «Компания А1 специализируется на работе с проблемными активами», — пояснил «Эксперту ЮГ» Андрей Сизов.

А1 сегодня сделала своим основным бизнесом аккумулирование, управление и реализацию непрофильных активов, полученных в результате реструктуризации проблемных кредитов в период кризиса 2008–2009 годов, в частности, в сфере АПК.

Второе пришествие А1 в Ростовскую область случилось несколько лет назад и было уже гораздо успешнее. Тогда компания участвовала в корпоративной войне за обладание шахтинским заводом «Стройфарфор» (бренд «Шахтинская плитка») с группой UniTile (бывший владелец «Стройфарфора») бизнесмена Лазаря Шаулова. Компания выкупила у Сбербанка права требования по долгам на 2 млрд рублей, под которые были заложены 75% акций шахтинского предприятия, а также долг входившего в UniTile Воронежского керамического завода. Это позволило А1 сначала установить контроль над имущественным комплексом «Стройфарфора», а затем продать его с торгов аффилированной с А1 компании «Шахтинская керамика».

Теперь же, как заметили «Эксперту ЮГ» в пресс-службе А1, компания изу­чает перспективные проекты в сельскохозяйственной отрасли. В компании утверждают, что намерены выступать в качестве «партнёров “Евродона” по введению новых мощностей и оптимизации бизнес-процессов». А1 в данной ситуации вряд ли можно воспринимать как стратегического инвестора — «Евродон», скорее всего, интересен как лучший в этой сфере объект для перепродажи.

Важной в этом конфликте может оказаться позиция знаменитого художественного руководителя Мариинского театра Валерия Гергиева, который со своим пакетом в 15% в настоящее время фактически становится арбитром в споре основных акционеров. С Вадимом Ванеевым его связывают узы землячества (оба — осетины) и многолетняя дружба. Рассказывают, что когда Ванеев искал деньги на свой проект и получал в банках отказ за отказом, именно Гергиев представил его Владимиру Дмитриеву, председателю ВЭБа. Но и влиятельность «Альфа-групп» недооценивать сложно. Эта корпоративная война может быть затяжной. И ставка в этой войне — работоспособность одного из самых ярких предприятий, созданных на Юге с нуля в течение последнего десятилетия.

Лидерства без лидера не бывает

Сценарий, по которому с большой степенью вероятности придётся жить «Евродону», хорошо известен. Суды могут идти годами, обострения ведут к штурмам офисов с использованием ЧОПов, контрагенты, напуганные негативным информационным фоном, начинают создавать проблемы на ровном месте, что не лучшим образом влияет на работу предприятия. Особенно на работу предприятия, требующего досконального соблюдения технологии. Производство индейки — именно такого рода производство. Ставка в объявленной корпоративной борьбе на самом деле — не только некая доля в уставном капитале, а судьба самого предприятия, его рыночные позиции и перспективы.

Когда Вадим Ванеев в первой половине нулевых бегал по банкам в поисках денег на мегапроект производства индейки, его считали сумасшедшим. В России на тот момент не существовало ни традиции потребления этого мяса, ни специалистов, которые бы умели выращивать эту прихотливую птицу в промышленных масштабах. «Евродон» справился и с тем, и с другим. Ванеев создал в чистом поле 6,5 тысячи рабочих мест и готов принять на работу ещё 3 тысячи человек. Этот предприниматель имеет полное право говорить о том, что он построил не ферму, а отрасль. И она обладает значительным экспортным потенциалом. Для всех очевидно, что компания по своему накопленному опыту находится в отрыве от конкурентов. И, конечно, этот опыт связан именно с той командой, которая управляет предприятием. Рыночные перспективы компании с этой командой — понятны. Перспективы любой другой команды — под вопросом. И поскольку с самого начала новым акционером заявляется желание сместить создателя и основного владельца компании, можно говорить о том, что эти действия — прямая угроза развитию бизнеса «Евродона».

Можно вспомнить похожую историю с группой компаний «Югтранзитсервис» — ещё в 2006 году это был один из крупнейших производителей сельхозпродукции на юге России и один из ведущих отечественных экспортёров зерна. Но в результате корпоративного конфликта компанию покинул руководитель с командой из 40 человек. А ещё через год «Югтранзитсервис» прекратил существование — его имущество фактически раздавалось в обмен на обязательства по выплате долгов. Есть бизнесы, которыми не могут управлять абстрактные «эффективные менеджеры». У таких управленцев просто нет преимуществ перед настоящими профессионалами в определённой сфере.

Есть в истории с «Евродоном» ещё одна немаловажная деталь. Когда мы разбирались, каким образом основной владелец компании мог получить недружественную структуру в партнёры по капиталу, мы обнаружили офшорное юрлицо, присутствовавшее в составе учредителей много лет. Рассказывают, что эта компания, никогда не принимавшая никакого участия в развитии проектов, сыграла важную роль на старте — она своим присутствием страховала крупный инвестиционный кредит, выданный Внешэкономбанком. Читая в дальнейшем об успехах компании, её бурном росте, вряд ли кто-либо из нас понимал, что в самом начале под проект была заложена мина — возможность корпоративного конфликта. Эта мина могла взорваться и раньше, но произошло это сейчас, когда «Евродон» обрёл уверенность, превратился из стартапа в птицу, несущую золотые яйца. Чей это просчёт? Ванеева? Но без этой сторонней структуры могло не быть финансирования, а значит, и проекта. Госбанка, фактически утверждающего схему, при которой корпоративный конфликт может полыхнуть в любой момент? Умысел это или неосмотрительность? Однозначного ответа на эти вопросы, кажется, нет.

Есть надежда на то, что для А1 война за «Евродон» не окажется лёгкой прогулкой.

Вадим Ванеев — бизнесмен-отличник, который успел скопить достаточно весомый административный ресурс и поддержку не только со стороны региональных властей, но и Минсельхоза России и даже первых лиц государства. Всё же мало к кому президент России прилетал на вертолёте ознакомиться с производством и открыто провозглашал поддержку всех инициатив предпринимателя.
Источник:  http://expert.ru