Экс-гендиректор брянской «Снежки»: Вину за ЧП на фабрике я взяла на себя
21.10.2015

Экс-гендиректор брянской «Снежки»: Вину за ЧП на фабрике я взяла на себя

На проходившем сегодня заседании суда по делу экс-губернатора Николая Денина дольше всех допрашивали бывшего генерального директора птицефабрики «Снежка» Викторию Мыскову.

Напомним, за взрыв на «Снежке» Мыскову, работавшую на предприятии без малого два года, приговорили к полутора годам лишения свободы условно – её признали виновной в халатности, повлекшей гибель двоих человек. Судили её втайне от журналистов – информация о секретном процессе просочилась в СМИ лишь несколько месяцев спустя, причём «Брянские новости» стали на тот период единственным сайтом, сообщившим о приговоре руководительнице птицефабрики. Тогда ещё никто подумать не мог, что два года спустя на скамье подсудимых окажется губернатор Денин и уголовное дело против него также будет связано со «Снежкой».

Выступление Мысковой на сегодняшнем заседании началось с конфуза – женщина забыла паспорт, и удостоверять её личность суду пришлось по фактам биографии из материалов дела. А потом был допрос, продлившийся более часа.

Свидетельница сообщила, что к исполнению обязанностей гендиректора «Снежки» приступила в феврале 2011 года, взявшись руководить предприятием, за которым числилась 30-миллионная кредиторская задолженность и миллионные долги по зарплате. По словам Мысковой, Денин в финансово-хозяйственной деятельности фабрики участия не принимал.

Интересно, что Мыскова на процессе даже не смогла вспомнить дату взрыва в кормоцехе «Снежки» - 23 октября. Зато подробно рассказала о его последствиях.

    - Губернатор не давал указаний по поводу восстановления взорванного цеха – только по строительству нового, - сообщила Мыскова. – А за  случившееся ЧП я всю вину взяла на себя. Меня обвинили в преступной халатности и осудили.

Бывшая начальница предприятия подтвердила – акционерами этого ОАО были жена и дочь Денина, с остальными акционерами она не знакома.

Между тем гособвинители отметили, что на следствии Мыскова давала иные показания. С её слов, семье губернатора принадлежало более 50 процентов акций, Денин же полностью контролировал деятельность предприятия.

    - Николай Денин являлся неофициальным хозяином птицефабрики, все решения принимались только после согласования с ним и с его  одобрения, -  следует из показаний Мысковой.

Когда пришёл черёд подсудимого задавать вопросы свидетельнице, Денин поинтересовался:

    - В чём выражалось моё управление, какие указания  я вам давал?

     - Лично я от вас указаний не получала, - ответила Мыскова. – Но когда я пришла работать на птицефабрику, здесь уже сложилась многолетняя традиция – сотрудники должны были отчитываться перед администрацией области.

На суде всплыл ещё один факт – «Снежка» четыре года спустя до сих пор не рассчиталась с фирмой «Стройдело», проводившей восстановительные работы после взрыва. По словам генерального директора этой фирмы Михаила Кабанова, птицефабрика должна ещё девять миллионов рублей – долг обещали погасить до конца декабря.
Источник:  http://www.bragazeta.ru