«Птицефабрика Тагайская» впервые оказалась под угрозой реального банкротства
30.12.2015

«Птицефабрика Тагайская» впервые оказалась под угрозой реального банкротства

ООО «Птицефабрика Тагайская» – быстро развивающаяся компания благодаря эффективному менеджменту и трудовому усердию, это команда единомышленников и профессионалов, совместно работающая на достижение общей цели» – написано на главной странице сайта компании..

«На строительном рынке компания приобрела имидж стабильно и динамично развивающегося предприятия, которое отличают высокий профессионализм, качество, ответственность за свою работу, а в этом, наверное, и лежит основа доверительного отношения к компании со стороны клиентов и партнеров по бизнесу».

    Разрешение на строительство дома на 50 квартир по этому адресу было получено «Птицефабрикой» в 2011 году.

Дальше следует перечисление объектов, построенных в Ульяновске птицефабрикой, которая предпочитает публичный имидж застройщика, но в суде настаивает на своей сельскохозяйственной сущности, не забывая одновременно со строительством получать бюджетные субсидии на птицеводство. Всего объектов семь — на фотографиях четырех из них стоит отметка «дом сдан». Другие объекты, следовательно, строятся — в том числе и большое здание по переулку Красноармейскому и дом на улице Красноармейской 140.

Разрешение на строительство дома на 50 квартир по этому адресу было получено «Птицефабрикой» в 2011 году. Срок его действия заканчивался в январе 2014 года. К сроку дом достроить не успели, разрешение продлили до июля 2015 года, но еще до этого срока суд оказался заваленным исками от дольщиков строительства. Они требовали с застройщика свои деньги.

    Вместо договоров долевого участия в строительстве застройщик заключал с желающими приобрести квартиры договор простого займа.

Впрочем, иски показывают, что далеко не все дольщики формально таковым являлись. «Птицефабрика» использовала схему, которая не вписывалась в рамки закона о долевом строительстве. Судебные решения позволяют легко её восстановить.

Суть схемы достаточно проста — вместо договоров долевого участия в строительстве застройщик заключал с желающими приобрести квартиры договор простого займа, который не требует прохождения государственной регистрации. На основании этого договора условные «дольщики» и перечисляли «Птицефабрике» деньги в обмен на предварительный договор, согласно которому стороны договаривались в будущем заключить договор долевого участия. Понятно, что такая бумага тоже не проходила обязательной для долевого строительства государственной регистрации. Впрочем, судебная практика показывает, что с частью займодавцев договоры долевого участия все-таки были заключены до того момента, когда стройка встала.

Тогда и начались массовые судебные тяжбы — как в Ленинском суде, так и в арбитраже. «Дольщикам» в кавычках (то есть тем, кто формально просто одолжил птицефабрике денег) повезло — грамотно составленные иски судом удовлетворялись на основании решения Президиума ВС РФ от конца 2013 года, в котором указано, что если дух сделки соответствует долевому строительству, то следует применять букву закона о долевом строительстве.

    Очевидно, что не признать «Птицефабрику» с/х предприятием министерство просто не могло — она являлась получателем субсидий по линии птицеводства.

В арбитраже же ситуация оказалась сложнее. Займодавцы начали подавать иски о банкротстве застройщика, который не желал отдавать обратно занятые деньги, но суд их отклонял на основании того, что «Птицефабрика» признавалась сельскохозяйственным предприятием. Доказательством этого являлось письмо Министерство сельского хозяйства. Очевидно, что не признать «Птицефабрику» с/х предприятием министерство просто не могло — она являлась получателем субсидий по линии птицеводства. В результате применить общие нормы закона «О банкротстве» суд не смог. Для возбуждения дела в отношении с/х предприятия долга больше 100 тысяч рублей оказалось недостаточным. Необходимо, чтобы долг превышал полмиллиона, но никому из истцов «Птицефабрика» столько не задолжала. Почему? Ответ прост — часть долга погашалась, причем так, чтобы оставшаяся сумма оказывалась немного меньше 500 тысяч.

Таким образом «Птицефабрике» удавалось отбиваться от начала банкротства достаточно долго — всего в течение 2015 года «банкротных» исков подавалось около десятка, но раз за разом суд отказывал во введении наблюдения в отношении компании на все том же «сельскохозяйственном» основании.

Но ныне ситуация может поменяться — в конце декабря на застройщика было подано два иска, которые делают риск банкротства более чем реальным.

Во-первых, с иском о взыскании с «Птицефабрики» 718 тысяч рублей обратилось в арбитраж ООО «АвтоСтрой-М», с которым компания не расплатилась за работы по благоустройству территории строящегося дома по ул. Красноармейской 34.

Во-вторых, в банкротный процесс с суммой требований в 733 тысячи рублей вошло ООО «АИСС», что делает начало банкротства вполне вероятным в случае, если до даты рассмотрения иска (28 января 2016 года) «Птицефабрика» не погасит хотя бы часть долга.

Понятно, что дела у застройщика-птицевода идет не очень хорошо — значительная часть займов через суд взыскана с неустойками и процентами, дома не достроены, маячит банкротство, возможен и очередной скандал на тему «обманутые дольщики»… На что надеялась «Птицефабрика»?

    Спасти ситуацию должно было разрешение истории с 55 миллионами рублей, по поводу которых «Птицефабрика Тагайская» судится с УКБП уже более двух лет.

Как нам удалось выяснить, спасти ситуацию должно было разрешение истории с 55 миллионами рублей, по поводу которых «Птицефабрика Тагайская» судится с УКБП уже более двух лет. Третье лицо — обанкротившийся региональный «ПВ-банк», банкротство которого федеральное Агентство по страхованию вкладов склонно считать преднамеренным.

История о происхождении и дальнейшей судьбе этих 55 миллионов весьма «мутная» и заслуживает отдельного обстоятельного рассказа. Краткая её суть заключается в том, что в начале апреля 2012 года «Птицефабрика» подписала с «Ульяновским конструкторским бюро приборостроения» договор займа, согласно которому УКБП должно было перечислить «Птицефабрике» 55 миллионов, которые птицеводы намерены были потратить на погашение своего долга перед ПВ-банком.

    Ввиду того, что именно в это время началось возведение дома на Красноармейской 140, стоит отметить, что, согласно проектной декларации, стоимость его строительства оценивалась в 120 миллионов рублей.

На следующий день после подписания договора УКБП направило в ПВ-Банк, где был открыт счет, платежку о перечислении «Птицефабрике» 55 миллионов. В тот же день «Птицефабрика» перечислила 55 миллионов банку как погашение кредита. 29 же мая 2012 года ПВ-Банк был признан банкротом.

Дальше «Птицефабрика» начала гасить свой долг перед УКБП, заплатив до февраля 2013 года более 28 миллионов.

    На момент подписания УКБП платежки у «пустого» банка попросту не было денег.

В мае 2013 года перевод 55 миллионов «Птицефабрикой» в адрес банка был признан судом недействительным и была восстановлена задолженность ПВ-Банка перед птицеводами. Следовательно, «Птицефабрика» стала через суд требовать признания договора с УКБП незаключенным, а переведенные 28 миллионов — необоснованным обогащением на основании того, что на момент подписания УКБП платежки у «пустого» банка попросту не было денег.

Вокруг этого и развивалась длительная судебная тяжба, которая крутилась вокруг попыток признать перевод УКБП переустпкой прав требований к банку и признания сделки кабальной, но 18 декабря Арбитражный суд отказал «Птицефабрике» в признании сделки недействительной. Понятно, что тяжба может продолжаться и дальше, но дождутся ли дольщики своих квартир?
Источник:  http://ulgrad.ru/